Новая Экопсихология
Духовная экология

Глава восьмая: В общине

Рада привела Алексея в небольшую хижину.

Алексей спросил:

— Отчего сказал мне старейшина, дед твой, что решить я должен: отречься ли от веры?

— Не бойся, Алексей! Не придётся тебе слова какие-то отречения произносить, или обряды некие новые совершать!

Обряды всякие, отречения, крещения новые… всё это — лишь людские условности… Сам ведь ты про то говорил за столом! Не вмещаются ведь Знание Живое, Бог Живой — в людские обряды и правила!

Тебе не нужно отрекаться от веры твоей в Иисуса! Иисус — ведь Он на самом деле жил на Земле, учил Божественному Знанию!

Но, если ты захочешь узнать, каковы Законы Божественной жизни, по которым всё во всех мирах своё бытие и развитие имеет, то придётся тебе о то́м узнавать, что служители церкви сочтут грехом и ересью, ибо не сохранилось в книгах церковных даже Учение Иисуса Христа во всей полноте!

Да, есть многое в Учении Бога, что и не записано в книгах!

Даже если ты научишься всему тому, что Иисус знал и умел, то, думаешь, служители обрядов сочтут тебя святым? Думаешь, что станут они слушать тебя? А если проповедовать ты начнёшь то, что каждый человек, по заповедям Иисуса, должен бы учиться жить так, чтобы стать совершенным, как Отец Небесный, — как ты думаешь: что о тебе тогда скажут? В чём тогда тебя обвинят?

— Значит, ты знаешь всё-всё, чему Иисус учил? — Алексей поднял на Раду ясный, сияющий взгляд. Он сейчас самое важное для себя слышал в её словах.

Рада улыбнулась ласково, нежно:

— Но ведь не только Иисус о Боге учил! Много было Тех, Кто были подобны Иисусу! И приходили Они на Землю в разные эпохи, чтобы о Едином Учении Бога рассказывать людям!

И были времена на Руси, когда по Законам Божественным очень многие люди жили, а… не один только Божественный Посланник, Который слова Бога людям нёс… Знали люди о Боге, слышали Его, видели Его, понимали Его и учились у Него проявлять умения и силы, которые Богом человеку каждому дарованы — как возможность! Но ныне большинство людей о том не догадывается даже…

— И ты можешь, умеешь всё, что Иисус умел совершать?

— Нет, совсем ещё не всё могу и умею… Но я учусь…

— Но ты же исцелила мальчика! Ты ведь — Силой Бога его исцелила?

— Да, Алексей. Это я частично уже умею — благоприятствовать Богу проявлять Силу Его через это тело.

Самое главное, чему учусь теперь — жить так, чтобы я и Отец Небесный, как то говорил Иисус, стали Одно, чтобы то, о чём объяснял Иисус, — стало сутью души…

— Расскажи: в чём ваша вера?

— На словах — про это не расскажешь. Это — вовсе не вера даже, это — сама жизнь в единении с миром Божественным и с миром земным, Богом сотворённым!

Ты вот веру имеешь в то, что в Новом Завете написано. Прочитал — и веруешь, что так было. Ибо тебя так научили: тебе сказали, что это та́к, — и ты веришь. Многое, что там написано, взаправду было. А что-то — досочинили. А большую часть — и не записали вовсе…

Я, как тебя увидела тогда, то решила прочитать всё, что в Библии написано. Евангелия читала особо внимательно. Читала — и словно смотрела — как вживую — всё, происходившее там тогда. Объяснения от Самого Иисуса слушала.

— Ты можешь Иисуса видеть?

— Могу… И ты ведь — тоже можешь Свет Божественный видеть, Иисуса ощущать! У тебя такое иногда получалось ведь! Правда?

— Не знаю… Думал, видения это… Не смел полагать, что это — реальность…

— Вот ты людям нашим говорил о вере своей, а Иисус — рядом был! Ты не ощущал Его разве сам?

— Не видел… Не думал, что так быть может…

— А дедушка — видел. И другие, кто уже умеют, видели. Чистоту и искренность слов твоих — благодаря этому они признали!

Ты вот — про веру нашу спросил.

Для тебя Бог — это Сам Иисус, также — Отец Небесный, также — Царствие Небесное, которое лишь после расставания души с телом может познать и обрести душа, если заслужит то…

А для меня — по-другому всё вокруг видится. Во всём — Божественное Присутствие вижу и ощущаю: и в берёзках, и в соснах, и в травинках, и в цветочках, и в той Силе Божией, Которая всё это и даже тела — и твоё, и моё, и других существ — оживотворяет!

Я эту Силу-Свет вижу душой. И Тех, Кто эту Силу в сей мир направляют, — тоже вижу. Их — много очень! Их — тоже Богами можно называть! Они — такие же, как Иисус!

Иисус о многом людей учил! Но Его тогда почти никто не понял, кроме немногих Учеников. А теперь — и ещё меньше того понимают про жизнь Иисуса, про Учение Его.

— А ты? Ты — всё понимаешь?

— Ты, Алексей, не горячись! Многое, что я сама знаю и понимаю, я тебе рассказать готова без утайки. Но объяснения только на словах — малозначимы! Они лишь веру твою чуть поколеблют…

Если захочешь — то научу тебя всему, что умею.

Когда не слова только от меня слышать будешь, но научишься видеть и действовать душой свободной, — то всё иначе восприниматься станет!

Но только — тебе это решать: захочешь ли того?

— Захочу! Как же может быть иначе?! Всю жизнь о том мечтал! Иисуса об этом просил!

— И не испугаешься, что «околдую чарами» какими-то неведомыми?

— Не испугаюсь! Знаю ведь, что Бог меня сюда к вам привёл!

А исцелять любые болезни чудесным образом, как Иисус, ты меня научишь?

— Научу всему тому, что постигла уже… Только — не всех подряд от всех болезней излечивать следует. Иисус ведь тоже не всех больных исцелял!

Иисус — Силой Отца Небесного исцелял. Чтобы так исцелять, нужно, чтобы было, как объяснял сие Иисус: «Отец, пребывающий во Мне, — Он творит дела…».

Этому и стану учить так, как умею.

— А ты с Иисусом поговорить можешь?

— Могу…

— Тогда — спроси Его…

— Погоди, Алексей!… Если захочешь, то после сам будешь с Богом беседы иметь! И сомнений не будет тогда в ответах!

А сейчас умыться бы тебе надо.

… Рада протянула Алексею белую рубаху, вышитую по вороту и рукавам узором, штаны, онучи, поясок тканый:

— Вот — одежда для тебя чистая… Надеюсь, впору будет!

А твоё облачение я постираю да высушу…

Алексей смутился:

— Да я — сам! Ты покажи — где?

— Микула, кузнец наш, уже баньку истопил, пойдём: помоешься!

А я постелю тебе пока.

… После бани Алексей, одетый в чистое, сопровождаемый Микулой, вернулся в хижину, где дожидалась Рада.

Он хотел ещё о многом спросить, но усталость последних дней взяла своё. Алексей заснул блаженным и счастливым сном.

Ему снилась Рада, её глаза, руки, ласковый голос…

… Утром он подтвердил о своём твёрдом желании учиться.

— Как хорошо! — Радость свою, что заполнила сердце, счастье от происходящего Рада не прятала! Улыбнулась Алексею: — Пойдём к дедушке! Нужно ему о решении твоём сказать. Но дедушка сразу в общину не примет. Подумать надо: как всё устроить…

* * *

Благослав встретил Алексея ласково:

— Ну, садись, гость! Рад я тому, что учиться хочешь, что не испугался!

А про то, как жить дальше станешь, — думал?

— Не знаю пока… Будто жизнь прежняя закончилась, а новая — не началась ещё…

— А для чего вообще жизнь человеку дана? Думал ты о том, Лексей?

— Много про то думал, да ответа не нашёл… Видно, оттого и искать стал ответы у Бога, а не у человеков…

— Хорошо говоришь!

Ладно, о делах наших теперь подумать надо.

… Благослав пояснил о трудностях, что им нужно разрешить, чтобы осуществлять желаемое:

— В жестоком мире мы ныне жить должны, Лексей!

Вот, зная про общину нашу, ты на исповеди какой-нибудь думы свои о нас выскажешь или иначе как выдашь нас тем, кто ищут, как искоренить всех людей, кто не так верует, не так Бога славят… Что тогда будет?

А тут, в общине, навсегда тебя оставить — тоже опасно… Искать тебя, быть может, станут…

— Не выдам я вас! Даже если пытать будут — не выдам! Смерть лучше приму!

— Человек о себе не всегда знает, какую боль способен вынести и какой страх пред пытками новыми… Изощрёнными стали палачи ныне…

* * *

Благослав, Алексей, Рада и общинники долго обсуждали, как обучение Алексея лучше устроить.

В результате решили, что Алексей вернётся в свой скит, чтобы не вызывать даже малых подозрений у людей в деревеньке. Об отлучках своих наперёд предупреждать сможет — и искать его тогда не будут. В те времена были монахи, что уходили жить в пещеры или в лесах пристанища делали, чтобы через ещё более аскетическую жизнь к Богу приближения искать. Вот так и объяснит Алексей о себе.

Решили также, что Рада его учить станет, не приводя в общину без особой надобности. Найдёт место для встречи, где неприметно можно будет рассказать и показать Алексею главное. А потом уже видно будет, как дальше с ним быть…